Экономика

Неудобные вопросы об экономике

Но почему, несмотря на благоприятную финансовую ситуацию, российская экономика работает плохо? И что более важно, почему доходы домохозяйств за последние шесть лет снизились?

Последнее кажется нелогичным. Согласно классической экономической теории, доходы должны начать расти через шесть-девять месяцев после начала роста ВВП. Тем не менее, в России физический объем ВВП, по данным Федеральной службы статистики, в течение 14 кварталов подряд (в годовом исчислении) находился в восходящем тренде, но доходы домохозяйств за последние шесть лет снизились или стагнировали.

Таким образом, представляется, что финансовые ресурсы по крайней мере частично расходуются на неэффективные проекты, непроизводительные затраты и чрезмерное накопление материальных запасов, и поэтому они не дают эффекта мультипликатора, который мог бы способствовать благосостоянию и уровню жизни людей.

Существует два потенциальных источника финансирования общественных проектов в России:

  • доходы от экспорта нефти при условии, что пороговая цена на углерод, сверх которой доходы от нефти и газа могут быть направлены в ФНБ, увеличена с нынешних 40 долл. США по меньшей мере до 46 долл. США за баррель;
  • используя накопленный профицит бюджета, который в настоящий момент фактически заморожен. Дискуссия о том, указывает ли профицит бюджета на процветание и дефицит бюджета, является плохой новостью со времен Адама Смита и Дэвида Риккардо, основателей современной экономической теории. В качестве примера, несмотря на хронический дефицит бюджета, США, похоже, показывают хорошие результаты с точки зрения экономики и уровня жизни.

Вопрос в том, как соответствующие пропорции внешнего долга и суверенных фондов (т.е. ФНБ в России) влияют на экономику, является дискуссионным. Напомним, что государственный долг России минимален, а ресурсы ФНБ достаточны для подпитки экономики.

Однако, глядя на долю долга в ВВП других стран, можно увидеть, что он имеет тенденцию быть высоким в странах первого мира, таких как Япония (с внешним долгом около 250% ВВП), Италия (132%), США (108%), Бельгия (107%) и Франция (около 100%), и низкие в более бедных странах, таких как Афганистан (около 8%), Соломоновы Острова (10%), Ботсвана (12%) и Нигерия (14%).

Вопрос в том, действительно ли большой государственный долг вреден для экономики или зависит от того, как этот долг управляется? Или, возможно, причина того, что в некоторых странах относительно небольшой государственный долг, заключается в том, что потенциальные спонсоры не будут им кредитовать?

Размер суверенных фондов также является спорным вопросом. Только одна развитая экономика — Норвегия — входит в десятку стран с большими суверенными фондами. Это может означать, что развитые страны доверяют своей способности управлять экономикой без огромной подушки финансовой безопасности, чтобы защитить их от «черных лебедей».

На ФНБ России приходится примерно 7% ВВП, что ставит Россию на дно двадцатки стран с точки зрения суверенных фондов, уступая не только Брунею и Кувейту (с суверенными фондами, превышающими 400% ВВП), но и странам СНГ, таким как Азербайджан, Казахстан и Узбекистан.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *